ВЛЮБЛЁННАЯ КОЗА

(Лирическая сказка в 14-ти картинах)

 

Действующие лица:

КОЗА МАРТА;

КОНЬ БАГРАТИОН;

ВОЛК ПАХОМ;

ПАШУША́НЯ

ОХОТНИК.

 

Места действия: лесная поляна с малиновым кустом; овраг с надломленным деревом; внутри волчьего логова; возле охотничьего сарая.

 

Картина первая

 

Лесная полянка в окружении осин и берёзок, в листве которых уже появились рыжие подпалины. Посреди поляны малиновый куст, рядом поваленное дерево и оставшийся от него пенёк.

Слышится лай собак, из леса выбегает перепуганная Коза с узелком в руках.

 

КОЗА. Ой-ёй-ёй, куда же спрятаться несчастной козочке?!.

 

Увидев малиновый куст, Коза прячется за него, и куст начинает мелко дрожать.

С другой стороны, из леса, выбегает Конь. Он испуганно с недоумением оглядывается и фыркает.

 

КОНЬ. И-и-и когда он закончится ― этот охотничий сезон?! В лесу и так остались одни вороны да мыши!..

 

Из леса выбегает Волк и тоже испуганно озирается, на нём надет меховой треух и какой-то драный полушубок.

 

(Удивлённо.) Волк?!

ВОЛК (испуганно). Где волк? Какой волк?!

КОНЬ. Я вас имел в виду.

ВОЛК. Вы что-то спутали, любезный. Я пёс. Волкодав-охотник… Тут случайно волк не пробегал, а?

КОНЬ. И-и-и не знаю, что сказать.

ВОЛК. А собаки куда погнались?

КОНЬ. По-моему, туда. (Показывает куда-то в сторону.) Но я не совсем уверен.

ВОЛК. Это хорошо. Сейчас своих догоню и ― волку конец! Крышка!..

КОНЬ. Надо быть немного добрее.

ВОЛК. Ишь ты ― умник!.. (Оглядывается на дрожащие кусты.) А кто в кустах?.. Кто там, спрашиваю?!

 

Волк и Конь смотрят на кусты, которые мелко дрожат.

 

КОЗА (из кустов). Никто.

ВОЛК. Приятный голосок. А если я сейчас возьму и!.. (Воинственно направляется в кусты.)

КОНЬ (останавливая Волка). Пожалуйста, будьте добрее! А вдруг там маленький зайчик или какой лешачок.

ВОЛК. Ладно. На всякую мелюзгу нет времени. Работаю по-крупному!

КОНЬ. Да вы великий охотник, как я посмотрю.

ВОЛК. Да, я такой. (Вглядывается вдаль.) Ну всё… Некогда лясы точить, надо своих догонять. Кажись, уже за овраг убежали. Пока!.. (Убегает.)

КОНЬ (крича Волку вслед). Эй, вам в другую сторону!.. (Задумчиво смотрит ему вслед). Волкодав… хм.

 

Картина вторая

 

Собачий лай, который слышался уже где-то вдали, теперь и вовсе растворился в прозрачном осеннем воздухе. Конь с любопытством рассматривает куст, который всё так же продолжает мелко дрожать.

 

КОНЬ (обращаясь к кусту). Прошу прощения, я не знаю, кто вы, но, по-моему, вы чересчур испуганы. Напрасно.

КОЗА. А вы меня не скушаете?

КОНЬ. Ну-у, надеюсь, вы не сочный кочан капусты.

 

Из-за кустов появляется Коза.

 

КОЗА. Да нет, я просто коза. Марта.

КОНЬ. А я конь. Багратион.

КОЗА. Спасибо вам. Я уж думала всё, конец мне пришёл. Сама-то я из деревни, из Бубенцово… Пошла к ручью, а тут собаки охотничьи ― как налетят! А ведь в азарте не посмотрят что коза ― загрызть могут.

КОНЬ. О, из Бубенцово?! А я из Берёзовки. Решил пощипать свежей травки, а тут ― на тебе ― охота!

КОЗА. Спасибо вам, что не выдали меня этому…

КОНЬ. Волкодаву?

КОЗА. Уж я не знаю, кто он, но про лешачка вы здорово придумали…

КОНЬ. Ну уж и не совсем придумал. Живёт у нас тут одно недоразумение… (Хотел было рассказать, да передумал.) Ну да ладно.

КОЗА. Вы, наверное, за всех заступаетесь? Это такая редкость.

КОНЬ. Ну что вы, что вы… (Смущается.) Я просто люблю справедливость.

КОЗА. Справедливость?.. А я люблю справедливых. (Опускает в смущении глаза.) И добрых тоже… (Поёт.)

Все боятся доброты,

Будто дети темноты.

Ну, а вы с добром на «ты» ―

Просто конь моей мечты!

КОНЬ. Вы меня смущаете. (Поёт.)

Разве можно по-другому,

Без добра и красоты?

Хочется всему живому,

Чтоб кругом цвели цветы.

КОЗА (запевает).

От добра добра не ищут,

И от счастья не бегут.

Ветер в поле ищет-свищет,

А несчастье тут как тут.

КОНЬ. Но я верю в свою звезду! (Поёт.)

Счастье рядом

С нежным взглядом

Где-то бродит за кустом ―

КОЗА (подхватывая).

Если надо,

Буду рада

Помахать ему хвостом.

КОНЬ. Я, конечно, извиняюсь за бестактность, но почему у вас узелок в руках? Будто вы в дальнюю дорогу собрались.

КОЗА. Ах, узелок!.. Да вот, решила счастье отыскать, а до него, говорят, путь неблизкий… Ну что ж, пойду я, наверное… (Собирается уходить).

КОНЬ. Погодите. А как же вы найдёте его? Где оно, это счастье?

КОЗА. Все по-разному говорят: кто говорит, влево надо идти, кто ― вправо, кто вообще ничего не говорит…

КОНЬ. И-и-и как же?

КОЗА. Пойду за солнышком, авось, доведёт меня до счастья. (Собирается уходить.)

КОНЬ. Стойте. Я должен помочь вам. В нашем лесу живёт одна ― как бы это сказать ― Пашуша́ня. Слышали?

КОЗА. Это лешачок, про которого говорили?

КОНЬ. Ну, почти. Листвой шуршит в лесу, в темноте шорохи делает, иногда вместо филина ухает ― Пашуша́ня. Во-он там, у старого колодца, живёт.

КОЗА. Знакомый ваш?

КОНЬ. Так, знакомая. В прошлом году познакомился. Я в колодец нагнулся, ну, звёзды днём посмотреть, а она оттуда как ― у-ух! (Ухает филином.)

КОЗА. Ох, так и умереть со страху можно.

КОНЬ. Она весёлая. Вот уж точно подскажет, где это счастье. Если не против, я доскачу до колодца, узнаю.

КОЗА. Вы так любезны! Прямо и не знаю, что бы я без вас делала.

КОНЬ. На моём месте так поступил бы каждый.

КОЗА (восхищённо). Ах, какие слова!.. Я вот здесь, на пенёчке, вас обожду. (Садится на пенёк.)

КОНЬ (любуясь, сидящей на пеньке Козой). Если бы я умел рисовать, я бы написал картину «Коза, ждущая своё счастье».

КОЗА (смущённо улыбаясь). Вы меня совсем засмущали ― скачите же!

КОНЬ. Одно копыто здесь, а другое ― там. (Убегает.)

 

Картина третья

 

Коза остаётся сидеть на пенёчке, а в это время из леса появляется Волк. Он всё в таком же треухе и драном полушубке, постоянно озирается, будто скрывается от кого-то. Только сейчас вокруг его шеи возник длинный вязанный шарф. Видимо, Волк простужен, потому что говорит сиплым голосом.

 

ВОЛК (увидев Козу). Здрассьте!.. (Кашляет.) Гхы… кхы!..

КОЗА. Здравствуйте. Вы ищете кого-то?

ВОЛК. Ага. Уже нашёл.

КОЗА. Кого же?

ВОЛК (разглядывая Козу). Обед нашёл.

КОЗА. Что ж, я рада за вас…

ВОЛК. А уж я-то как рад. Третий день маковой росинки во рту не было.

КОЗА. Говорят, голодание полезно.

ВОЛК. Кто говорит?

КОЗА. Доктора говорят.

ВОЛК. Недоучки. Свежее мясо ― самое лучшее лекарство. Гхы… кхы!.. (Кашляет.)

КОЗА. А я слышала, свежее мясо портит фигуру.

ВОЛК. Ну, сначала надо испортить фигуру, а уж потом на диету. Не правда ли, уважаемая Коза?

КОЗА (спохватываясь). Ах, что же это я! Вот, угощайтесь. (Протягивает Волку свой узелок.)

ВОЛК (принюхиваясь и морщась). Что это?

КОЗА. Пироги с малиной. Сама пекла. От простуды ― самое первое средство!

ВОЛК. Фу, что за мерзопакость!.. (Отшвыривает узелок.)

КОЗА. Ну не скажите, у нас даже пёс Трезор их кушал. А где же ваши друзья, собаки?

ВОЛК. Волк собаке не товарищ.

КОЗА. Ах, значит, вы не волкодав?..

ВОЛК. Ладно, хватит в кошки-мышки играть. Я голоден. Ужасно голоден. Поэтому мне придётся вас съесть. Я сожалею.

КОЗА. Постойте, как же так! Я собралась идти за счастьем, а меня вдруг съедят! Это несправедливо!

ВОЛК. Наоборот, очень справедливо. Вы сделаете меня сытым и счастливым волком, и вам от этого должно быть очень приятно. Это и есть счастье. Идёмте в овраг. (Пытается утащить за собой Козу.)

КОЗА (упираясь и сопротивляясь). Пустите!.. Я пожалуюсь на вас Багратиону!..

ВОЛК. Что за зверь?

КОЗА. Это не зверь, это конь. Он очень сильный и добрый ― не то что вы!..

ВОЛК. Ваш конь глупец, он идёт против законов природы. А закон природы гласит «ешь ближнего своего, пока он тебя не слопал». Идёмте, не заставляйте меня быть грубым. А-а-а!.. (Широко открывает пасть, чтобы напугать Козу, но в итоге всё это заканчивается приступом кашля.) Гхы… кхы… хо-хы-хы!..

КОЗА. Ну хорошо, я иду, только не напрягайте связки.

 

Волк идёт впереди, а Коза семенит за ним. Они уходят.

 

Картина четвёртая

 

На поляну выходят Конь и Пашушаня ― это странное существо с листьями во взлохмаченных волосах, с длинной травой, которая растёт прямо на спине, и чумазым лицом. Глаза у Пашушани с искоркой озорства и шалопайства.

 

КОНЬ. Ну, вот мы и на месте. (Озирается по сторонам.) Наверное, пошла к ручью… Я мигом! (Убегает.)

 

Пашушаня ходит вокруг пенька, вокруг малинового куста и принюхивается. Во время разговора она немного шепелявит.

 

ПАШУШАНЯ. Ш-што-то мне волчатинкой в нос ш-шибануло… Снова, што ль, мой старый знакомый тут шустрит?.. (Поднимает оброненный Козой узелок.) С-страшное дело!.. (Поёт.)

У Пашушани нюх собачий,

Я ночью вижу, как сова.

И даже если мышь заплачет,

Или вдали зайчонок скачет,

Услышу я на раз и два.

 

Вот такая Пашушаня,

Вот такой вот сыр да бор,

Лишь бы не послали в баню ―

Самый страшный приговор!

 

Эхе-хех, смех да грех,

Нос, как палка, суковатый,

Уши, словно две лопаты,

А на голове лохматой,

То ли волос, то ли мех.

 

Вот такая Пашушаня,

Вот такой вот сыр да бор,

Лишь бы не послали в баню ―

Самый страшный приговор!

 

Появляется Конь, он в недоумении и растерянности.

 

КОНЬ. Она испарилась, словно утренний туман.

ПАШУШАНЯ. Ш-шестое чувство у меня хорош-шо развито ― без волка тут не обошлось. (Показывает ему узелок.) Чей меш-шочек?

КОНЬ. Ах! И-иё узелок. Где же она?.. Надо спасать! Сейчас же!..

ПАШУШАНЯ (прикладывая палец к губам, шёпотом). Ш-ш-ш, не ш-шуми!.. В сентябрьском воздухе каждый шорох за тыщщу километров слыш-шно… (Прислушивается, Коню.) Слышишь што-нибудь?

КОНЬ (прислушиваясь). Честно говоря, ничего.

ПАШУШАНЯ. Смотри!..

 

Пашушаня, раздув щёки, дует во все стороны ― дует не сильно, осторожно, будто бы остужает чай на блюдечке, с протяжным выдохом. Затем начинает читать заклинание.

 

На болоте, на реке,

Втяжеле аль налегке,

Кто б ни ехал, ни скакал,

Ни шагал и ни бежал,

Каждый шорох, каждый звук ―

Рядом будь, как близкий друг!..

(Коню.) Ну, а теперь што?..

КОНЬ (прислушиваясь, удивлённо). Слышу! В моей деревне коромысло скрипит ― кто-то за водой пошёл…

ПАШУШАНЯ. Внимательно слушай ― времени мало!

КОНЬ. А сейчас слышу: мышка корочку грызёт в норке… У зайчишки в лесу сердечко от страха стучит…

ПАШУШАНЯ. А теперь ― не дыши.

 

Конь и Пашушаня прекращают дышать, сделав глубокий вдох. Возникает абсолютная тишина.

 

КОНЬ. Кажется, слышу… Коза в овраге плачет. Скорее туда!

ПАШУШАНЯ. Постой! Тебе с волчарой не совладать, тут особый ум нужен.

КОНЬ (воинственно). А я его копытом!

ПАШУШАНЯ. А он тебя клыками хватит!

КОНЬ. А я… убегу.

ПАШУШАНЯ. Тогда он козу проглотит ― и што?

КОНЬ. И-и-и какой же выход!? Помоги, Пашушаня.

ПАШУШАНЯ (недовольно ворча). Пашушаня, Пашушаня… А давеча у твоих хозяев в дымоходе грелась, так они меня специяльно дымом оттуда выкуривали.

КОНЬ. Не специально, они баню топили. Они каждую неделю моются.

ПАШУШАНЯ. Што ― каждую неделю?! С ума рехнуться. А я так ишо ни разу в жизни не мылась ― и ничего, красавица. Ладно, обожди тута, а как только я тебе свисну ― вот так… (Она издаёт тонкий свист, наподобие ветра.) Так ты в овраг сразу ― шнырь!.. Въезжаешь в мои слова?

КОНЬ. Въезжаю. Поторопись, пожалуйста! Если с козой что-то случится, я умру от горя.

ПАШУШАНЯ. Странно. (С любопытством смотрит на Коня.) Первый раз такое от коня слышу. (Уходит.)

 

Картина пятая

 

Овраг, в котором, привязанная к сломленному бурей дереву, стоит Коза. Неподалёку из земли торчит мощный валун, об который Волк точит большой и кривой нож, словно о наждачный камень.

 

ВОЛК. Ну что, скажешь своё последнее желание?

КОЗА (плача). Бедная я, несчастная ― хотела счастье найти, а нашла погибель!

ВОЛК. Глупое желание. Главное, бессмысленное. Желание должно быть простым. Ну, типа: покушать сытно, поспать сладко, одежонку новую справить… Я не знаю ― нож наточить. А ты «счастье!» Ишь, чё удумала!.. Если каждый мечтать станет ― кто будет дела делать. Я брюхо набил и счастлив. Тебя покормили, подоили ― будь счастлива!.. А не хочешь, придётся наказать. (Пробует наточенный нож пальцем.) Ох, остёр ― на вертел и в костёр! Гхы… кхы!.. (Вроде бы хотел рассмеяться, но закашлялся.) Вот съем тебя ― и наемся, и горло вылечу, и накажу тебя.

КОЗА. Накажите, только не ешьте!

ВОЛК. Я ― санитар леса, пойми!.. Если бы не я, от этого леса ничего бы уже… Гхы… кхы!.. (Кашляет.)

КОЗА. Вы не бережёте себя ― вот что.

 

Волк идёт собирать хворост для костра и укладывает его на земле, меж двух больших камней, где должно быть кострище. Коза с ужасом наблюдает за происходящим.

 

ВОЛК. Работа есть работа… Ты думаешь, я тебя хочу съесть?

КОЗА. Ага.

ВОЛК. Нет. Я хочу уничтожить глупость и подлость в нашем лесу!

КОЗА. Простите, но я никому не хотела зла.

ВОЛК. А разве это не подло ― смущать всех каким-то счастьем. Я даже чуть-чуть поверил тебе и засомневался: «А вдруг она права? А вдруг счастье существует?»

КОЗА. Хорошо. Я согласна. Счастья не существует. (Умоляет.) Отпустите меня домой. Я буду щипать травку, спать и молча давать молоко.

ВОЛК (презрительно усмехнувшись). Хы!.. Значит, вот так легко ты отказываешься от своих идеалов?.. А?!..

КОЗА. Я сделаю всё, что вы пожелаете. Только отпустите меня!..

ВОЛК (задумчиво). Мда, измельчал народец. Вот ешь зайца и ничуть не жалко ― трус, мелкая душонка! А раньше даже мышь тебя за усы дёргала, когда её в пасть заталкивал.

 

Волк подходит к Козе и нюхает её.

 

Молочком пахнешь, это приятно. Ведь мы должны делать друг другу приятно, верно?

КОЗА (еле шевеля языком от страха). Да.

ВОЛК. Как гласит закон природы?

КОЗА. А?..

ВОЛК. Закон природы гласит: «Сильный пожирает слабого». Так?

КОЗА. Прошу вас…

ВОЛК. Но я не хочу жить по хищным законам! Я за справедливость.

КОЗА. Я знала, вы очень милый и добрый волк.

ВОЛК. А высший закон справедливости гласит: «Не пожалей жизни своей ради ближнего своего!»

КОЗА. А…

ВОЛК. Поэтому ты отдаёшь свою жизнь ради меня, чтобы я не умер с голоду. Это ведь справедливо, а?.. (Нюхает её.) Очень вкусно пахнешь… Прямо слюнки текут.

КОЗА. Я знаю почему вы такой жестокий.

ВОЛК (с интересом). Любопытно.

КОЗА. Вас никто и никогда не любил.

ВОЛК (ошарашенно). Чего-чего-о?

КОЗА. Ну, вам когда-нибудь кто-нибудь говорил, что вы очень симпатичный волк?

ВОЛК. Не успевали сказать… Так. Я сейчас пулей до края деревни ― ну там, укропчику, лучку с морковкой… Как говорится, гулять так гулять. А тебе рот заткну, чтобы на помощь никого не звала.

 

Волк снимает с себя длинный шарф и обвязывает голову Козе так, чтобы её рот был закрыт.

 

Мне никто и никогда не говорил хороших слов… Я ― санитар леса. Я хищник. Значит, для всех я уродлив и мерзок ― понятно!

КОЗА. Мм!.. (Пытается что-то сказать.)

ВОЛК. Ну, что ты можешь мне сказать? (Освобождает её рот от шарфа.)

КОЗА. Вы сами себя в этом убеждаете.

ВОЛК (раздражённо). В чём это я себя убеждаю, а? В том, что у меня острые клыки, что у меня стальные лапы? В том, что я люблю кушать мясо?

КОЗА. И в этом тоже.

ВОЛК. Ты сумасшедшая. Глупая коза!

КОЗА. А вы ― лжец и притворщик!

ВОЛК. Да. Потому что я должен ловить и есть таких как ты!

КОЗА. И в этом вы тоже себя обманываете!

ВОЛК. Нет, ну вы посмотрите на эту ненормальную. Ты должна реветь и молить о прощении, а не спорить с тем, кто тебя собирается съесть!

КОЗА. Я не могу просить прощения у пропащей души.

ВОЛК (вне себя от негодования). Что?! Я пропащая душа?.. Это уже переходит все границы!.. Это уже, знаете ли!.. Гхы… кхы!.. (У Волка начинается очередной приступ кашля.)

 

Волк снова перевязывает её рот шарфом, чтобы она не могла говорить. Коза пытается что-то активно говорить: машет головой и мычит.

 

КОЗА. М-мм!..

ВОЛК. Гхы… кхы!.. (Сквозь кашель.) И съем тебя за милую душу!.. Всю! ― до косточки!..

 

Волк уходит, кашляя и недовольно оглядываясь на Козу.

 

Картина шестая

 

Из-за одного камня появляется Пашушаня с большим барабаном и начинает в него колотить. Под барабанный бой появляется Конь, который марширует с палкой наперевес, как с винтовкой, словно он идёт в бой.

 

КОНЬ. Вы окружены-и-и!.. Сопротивление бесполезно-о!.. Предлагаем сдаться-а-а!..

ПАШУШАНЯ. И-и не кусаться-а!.. (Колотит в барабан.)

КОНЬ. И-и не брыкаться-а!..

 

Вдруг Конь видит Козу, которая привязана к дереву. Он тут же бросается к ней.

 

Ах, что с вами?!.. Вас привязали к дереву?.. Вас мучали?..

ПАШУШАНЯ. Што ты задаёшь глупые вопросы ― рот развяжи.

КОНЬ. Ах да… Я так взволнован… (Разматывает с неё шарф.) Вы не представляете, я так сильно переживал, что перестал чувствовать запахи. (Нюхает Козу.) Я точно помню, вы пахли молоком… Ничего не чувствую!..

КОЗА. Я бы вас попросила отвязать меня от дерева.

КОНЬ. Ах да, я совсем заболтался от радости!..

 

Конь отвязывает Козу от дерева.

 

Теперь вы свободны и можете бежать.

ПАШУШАНЯ. Давайте шустрее!.. Слышу ― волк шагает!..

 

Конь, Пашушаня и Коза убегают за камни, но потом вдруг Коза возвращается обратно.

 

КОЗА. Что-то, мне кажется, я неправильно делаю.

КОНЬ. Уверяю вас, о прекрасная коза, вы делаете всё правильно.

ПАШУШАНЯ. Што тут раздумывать?! Надо бежать! Смывайся кто может!.. (Убегает.)

КОЗА. Я никуда не пойду.

КОНЬ. Что-что простите?

КОЗА. Видите ли, волк очень болен, и, если я уйду, он сильно расстроится. Да-да, он может умереть от расстройства. (Подходит к дереву.) Привяжите меня обратно.

КОНЬ. Но, любезная коза, он ведь скушает вас!

КОЗА. Вот-вот, он тоже называл меня любезной. Он добрый, вы его не знаете!

КОНЬ. Ну что ж, тогда пусть кушает нас обоих!.. (Решительно становится к дереву рядом с козой.)

КОЗА. Он очень слаб сейчас ― и мухи не обидит. Прошу вас, уйдите.

КОНЬ (в отчаянии). Марта, но ведь вы собирались искать счастье!

КОЗА. А вдруг я его уже нашла?..

КОНЬ (в изумлении). Что-о?!... Кажется, я схожу с ума… (Уходит за камни, но тут же возвращается.) Я пойду и приведу сюда охотника. Надеюсь, за это время вы поумнеете, увидите всю его хищную натуру. (Уходит.)

КОЗА. Прошу вас, не делайте этого! Охотник может и вас обидеть!.. (Поёт.)

Ах, тяжело козе рогатой ―

Жалеешь волка и коня,

И в этом чувстве странноватом

Видна большая западня.

Опять во всём виню себя!

 

Один ― опасный зверь и хищник,

Другой ― галантный кавалер,

Один ― мой враг, другой ― защитник.

Зачем в душе открылась дверь?

Кому довериться теперь?

 

Картина седьмая

 

Появляется Волк. Он тащит на спине мешок ― мешок, хоть и полон, но лёгок.

 

ВОЛК. Заждалась, поди?..

 

Волк ставит мешок перед Козой, открывает и достаёт оттуда зелёную траву. Нюхает.

 

Укроп… (Перебирает траву в мешке.) Петрушка… Базилик!.. (Козе.) Хочешь, я съем тебя с базиликом, по-благородному?

КОЗА. Я хочу… Скушайте меня где-нибудь в другом месте. У вас ведь есть логово?

ВОЛК. Ну есть.

КОЗА. Вот и скушайте там. Только побыстрее давайте.

ВОЛК. Вообще-то на свежем воздухе… как-то полезнее.

КОЗА. Неужели вы не видите, что я развязана!? (Поднимает руки.)

ВОЛК. Ух ты…

КОЗА. Сейчас сюда придёт самый меткий и безжалостный охотники. Спасать меня и ловить вас. Неужели не ясно?

ВОЛК. Выследили, волкодавы!.. (Козе, затравленно.) Бросить бы тебя тут, да жалко!..

КОЗА (изумлённо). Вам жалко меня?

ВОЛК. Конечно ― такой обед потерять.

КОЗА. Так не бросайте. Возьмите меня.

ВОЛК (обалдев). Ладно, возьму… (С напускной грубостью.) Ну, шевели копытами, коза!.. (В сторону, удивлённо.) Первый раз такое вижу ― обед сам идёт в логово. Мир сошёл с ума!

 

Волк уходит, и следом за ним оглядываясь уходит Коза.

Выкатывается Пашушаня, и тут же за ней выскакивает Конь.

 

ПАШУШАНЯ (потирая ушибленную спину). Ой, как шандарахнулась!..

КОНЬ. А я говорил ― не садись мне на спину!

ПАШУШАНЯ (обиженно). Подумаешь, чудок проехалась… Гляди-кось, козюля наша испарилась… (Подходит к дереву.) Даже верёвочек не осталось… И косточек тоже нету… (По-собачьи нюхает воздух.) Чую, поволок он бедолагу. Ох, поволок на волчий зубок.

КОНЬ. И-и куда же?

ПАШУШАНЯ. Ясный пень, в логово поволок. Видать, кто-то предупредил его про охотника.

КОНЬ. Неужели она?!

ПАШУШАНЯ. Кто она?

 

В это время слышится лай собак и топот копыт.

 

КОНЬ (обречённо). Ну вот, и охотник подоспел.

ПАШУШАНЯ. Смываться надо! Охотник с тебя шкуру спустит ― прискакает, а тут шиш с кукишем! Скажет, обманула коняка ― ух! (Делает угрожающий жест.)

КОНЬ (героически). Что ж, шкуры не жалко. Жаль, что придётся погибнуть, так и не увидев козы.

ПАШУШАНЯ. Ну, коняка! С ума рехнулся!.. (Силой выталкивает его из оврага.) Пошли давай!.. Ишо наглядишься на свою козюлю… Свалились вы на мою лохматую голову!..

 

Пашушаня, упёршись головой в спину Коню, превратившись в такого странного кентавра, насильно уводит его из опасного места.

 

Картина восьмая

 

Логово волка Пахома. Посреди логова кострище с пустым вертелом. Узкое маленькое оконце в стене, под которым дубовый стол с пнями вместо стульев. В общем, неуютно, неприбрано и тускло.

Волк распахивает дверь, пропуская вперёд Козу.

 

ВОЛК. Располагайся как дома, но не забывай, что у Пахома.

КОЗА. Какое красивое имя для волка ― Пахом. (Проходит и осматривает логово.) Только вот уборка бы не помешала… Давайте я пол хотя бы подмету… (Берёт метлу и начинает активно мести пол.) В таких антисанитарных условиях не то что кушать, дышать нельзя!.. Пыль да грязь кругом!.. Разве так можно.

ВОЛК. Оставь. Оставь, говорю. Пыль только подымаешь… Гхы, гхы!.. (Начинает кашлять.) У меня на пыль аллергия… кха, кха!..

КОЗА (всплеснув руками). Аллергия ― а он молчит!

 

Коза видит на столе кувшин, хватает его и начинает брызгать на пол водой.

 

ВОЛК. Ты что, коза! Это же квас мой, из еловых шишек! (Пытается отобрать у неё кувшин.)

КОЗА. Из еловых шишек? Да как же такую гадость глотать можно!

ВОЛК. Там ещё гнилушка для запаху… и паук вот такой! (Показывает кулак.)

КОЗА (нюхая содержимое кувшина). Фу!.. (Выливает всё на кострище.) Неужели чая нельзя нормального заварить? С медком, с малинкой…

ВОЛК. С малинкой? Да я кроме мяса отродясь в эту пасть ничего не засовывал.

КОЗА. Вот из-за чего и беда… (Ищет чайник, вычищает его, споласкивает. В общем, действует по-хозяйски.) Вам бы чаю с козьим молочком ― сразу бы на ноги, то есть на лапы встали бы.

ВОЛК. Да ты соображаешь с кем говоришь! Я хищник!.. Я сейчас одним махом тебя проглочу ― и не поперхнусь даже!.. (Угрожающе открывает пасть и наступает на Козу.) А-а!.. Ну что, страшно?..

КОЗА. Если вы меня пугать будете, у меня молоко пропадёт. Так больным и останетесь.

ВОЛК. Наплевать… (Продолжает наступать на Козу.) А-а!

КОЗА (топнув ногой). Да прекрати уже!.. Пыль кругом, а у тебя пасть шире окошка.

ВОЛК (удивлённо). Ух ты, осмелела. На «ты» со мной.

КОЗА. Потому что человеческих слов не понимаешь. Лучше помоги мне окно открыть.

ВОЛК. Оно не открывается. Его только вынимать надо.

КОЗА. Значит вынуть помоги. Как кавалер даме.

ВОЛК. Во попал!..

 

Вдвоём идут к оконцу и вынимают его.

 

КОЗА. Теперь иди ложись. Одеялом укройся. Я тебя лечить от простуды начну. И не спорить ― иначе меня на обед не получишь!

 

Волк идёт к топчану из нескольких пеньков и нехотя ложится.

 

ВОЛК. И когда же я выздоровею?

КОЗА. Через неделю.

ВОЛК. А жрать чего?!

КОЗА. Здоровую пищу. (Укрывает его лоскутным одеялом.) Всё… Глазки закрываются, страхи испаряются… Во сне мечты сбываются. И сказки начинаются…

ВОЛК (бормоча засыпает). Хоть во сне наемся до отвала… хр-р-р!...

КОЗА (любуясь Волком). Такой одинокий. Такой беззащитный. Охо-хо… (Поправляет ему подушку.)

 

Картина девятая

 

В проём, где было окно, просовывается взлохмаченная голова Пашушани. Она видит Козу, стоящую у изголовья Волка.

 

ПАШУШАНЯ. Эй, козюля!..

КОЗА (приложив палец к губам). Тсс!

ПАШУШАНЯ. Ты пошто не бежишь?

КОЗА. Не шуми. Пахом заболел ― разбудишь.

ПАШУШАНЯ. Пущай болеет ― скорей околеет!

КОЗА. Как ты можешь такое говорить о несчастном одиноком волке!

ПАШУШАНЯ. Ты што, с ума рехнулась?!

 

Пашушаня убирается из окна и появляется в дверях. Она тихо крадётся на цыпочках, держа в руках сучковатую большую палку для самообороны.

 

Давай его шандарахнем по башке! И убежим.

КОЗА (вставая на пути). Не сметь!.. И я отсюда никуда не пойду.

ПАШУШАНЯ. Как это не пойдёшь? Твой Багратион места себе не находит. Говорит, ежели што случится с моей козочкой, я в крапиву сигану.

КОЗА. Ах! (В растроганных чувствах.) Прямо так и говорит?

ПАШУШАНЯ. Ну да. Потому решай: Багратион или Пахом.

КОЗА. Что же мне делать? (В замешательстве.) Багратион добрый и чуткий… Красивый.

ПАШУШАНЯ. Ну наконец-то!

КОЗА. А Пахом больной и никому не нужный.

ПАШУШАНЯ (вне себя). И што жа?!

КОЗА. Значит, я ему нужнее. А Багратион умный, он поймёт.

ПАШУШАНЯ. Ну тогда я щас его заколдую! Превращу в трухлявую деревяшку… (Начинает скакать возле топчана и читать заклинание.)

Шишки-мышки, коротышки,

Вместо носа кочерыжки,

По тропиночке вприпрыжку

Побежали две коврижки…

КОЗА. А ну, стой! А ну, Пашушаня, беги в баню! Там умойся ― и с глаз моих скройся!

ПАШУШАНЯ (подпрыгивая на месте). Ой! Ой! Это же заклинания от бабки Матрёны! Откуда знаешь?.. Ой!..

КОЗА. Потому что бабка Матрёна ― хозяйка моя. Кому говорю ― а ну, Пашушаня, беги в баню! (Топает ногой.)

 

Пашушаня, пятясь задом и подпрыгивая, как в фильме при обратном просмотре кадров, двигается к двери, на выход.

 

ПАШУШАНЯ. Ох, козюля, сама пожалеешь, што променяла Багратиона на волка Пахома!.. Ох, наплачешься-я!.. Ох, измучаешься-я!..

 

Пашушаня исчезает за дверью и так же пятясь убегает.

 

КОЗА. Может, и вправду, наплачусь?.. Но не могу ведь я по-другому, ну, как не помочь Пахому! Вот не знала бы его, и сердце бы не болело. (Поёт.)

Был бы мне Пахом незнаком,

Не болело б сердце о нём.

Я б траву в деревне рвала,

И с душой спокойной жила.

 

А иначе я заплачу,

Даже пусть Пахом кусачий,

Будет сердце часто биться ―

Вдруг с Пахомом что случится!

Вдруг от кашля и простуды

Волку станет очень худо!

Вдруг охотники придут

И Пахома заберут.

 

А теперь скажу серьёзно,

Что козе бояться поздно.

Как ни прыгай, ни крути,

Не сойти козе с пути ―

Волка надобно спасти!

 

Картина десятая

 

Прошло несколько дней. Волчье логово теперь не узнать: на окошке висят чистенькие занавески с узором, на столе белая скатерть, а на скатерти самовар, кувшин с мёдом и плошка с вареньем, на двери веночек из ромашек и васильков, на стенах рушники висят ― просто загляденье, а не логово!

Волк сидит на топчане и с удивлением оглядывается по сторонам, будто оказался в чужом помещении. Видимо, он недавно проснулся.

 

ВОЛК. Ух ты, шишку мне в ухо... Сколько же я спал?

КОЗА. Три дня спал. Как убитый.

ВОЛК. А чего у меня во рту?.. (Ворочает языком во рту, будто проглотил что-то горькое.) Гадость какая-то… фу!

КОЗА. Так я тебя мёдом и малинкой поила из ложечки. Вот ты и поправился.

ВОЛК. Опоила, значит. Слабостью моей воспользовалась ― кавардак тут устроила. Ну-ну…

КОЗА. Ну, если тебе не нравится, я могу убрать всё. (Бросается снимать занавески.) Раз плесень да грязь тебе милее…

ВОЛК (останавливая Козу). Ладно уж! И сказать ничё нельзя… (Подходит к столу.) А посущественней к чаю есть чё?

КОЗА. А как же ― оладушки из тыквы. На натуральном сливочном масле. (Выносит оладушки в миске и ставит перед Волком на стол.) Кушайте на здоровье, дорогой Пахом Иванович!

 

Волк берёт одну оладушку и кусает. Жуёт… Видимо, всё больше и больше проникаясь ароматом и вкусом.

 

ВОЛК. Сладенькие… нежненькие… (Вдруг поперхнулся.)

КОЗА. Неужто семечка попалась? (Хлопает его по спине.)

ВОЛК. Гхы!.. Если волки об этом оладушном позоре узнают, они меня со свету сживут!.. (Отодвигает от себя миску.)

КОЗА. А кто же им расскажет-то?.. (Снова пододвигает к нему миску.) Да и много ли их осталось-то? Волков-то?

ВОЛК. Верно. Охотники почти всех переловили… (Начинает уплетать оладьи за обе щёки.) Скоро я один в Красной книге останусь… Волк Пахом… Исчезающий вид…

 

Картина одиннадцатая

 

В это время в окно просовывается взлохмаченная голова Пашушани с издевательской улыбкой на лице.

 

ПАШУШАНЯ (ёрничая). Точно-точно ― тыквенный хищник! Гроза садов и огородов!

 

Волк замирает с открытым ртом, будто в горле его застрял камень.

 

КОЗА. Ах, Пашушаня! Как же тебе не стыдно! Пахом только-только выздоравливать стал, на ноги встал…

ПАШУШАНЯ. Потомушта не положено хищнику оладушки шмякать!.. (Входит внутрь логова.) Хищник должен дичь хватать, грызть и жува-ать!.. Вот так вот… Гры-ы!.. (Показывает, как кровожадно расправляется с воображаемой дичью.)

 

Волк с недоумением и брезгливостью смотрит, как Пашушаня изображает хищника. Коза просто в шоке...

 

КОЗА. Прекрати этот фильм ужасов... Иначе я в обморок упаду… Ой, дурно мне…

 

Кажется, вот-вот Коза упадёт на пол, но тут подскакивает Волк и подхватывает её под руки. Ведёт к кровати и усаживает Козу.

 

ПАШУШАНЯ. Ага, говорила я тебе, козюля! Щас он тебя лопать будет!.. Не поверила мне! Теперь будешь у него в животе, в темноте шарахаться!..

ВОЛК. Неугомонная какая, а!.. Я ведь тебя, Пашушаня, сейчас…

ПАШУШАНЯ. Ага, слопать меня хочешь?! А ты догони сперва… (Забегает за стол. Дразнится) Серый Волк ― по носу щёлк! Прибежал на гумно ― поклевал зерно. Тюк-тюк, тюк-тюк, ячменю пришёл каюк!..

ВОЛК. Я тебе сейчас так тюкну!.. (Кидается за Пашушаней.)

КОЗА. Пахом, оставь её. Ты же видишь, она меня спасать пришла.

ВОЛК. Ну и спасала бы, а зачем обзываться. Тоже мне ― Пашушаня-спасительница!

ПАШУШАНЯ. А как же с хишниками ишшо разговаривать? Они только обман да подлость понимают.

КОЗА. Неправда, Пашушаня, Пахом добрый. И совсем не подлый. Правда, Пахом?

ВОЛК. Ну да.

КОЗА. Он бы уже съел меня давно. А я, видишь, целёхонька.

ПАШУШАНЯ. Потомушта болел, потому и не съел.

КОЗА. Нет, не поэтому.

ПАШУШАНЯ. Ежели б не спал, давно бы косточки глодал!

КОЗА (всплеснув руками). Вы посмотрите на неё. Он ведь проснулся и оладьи стал кушать, а не меня.

ВОЛК. Ну да. Это ж с ума сойти!

ПАШУШАНЯ. Правильно. Сумашшедший волк ― бросается на любого без разбора. (Достаёт из-за пазухи мышку и держит её за хвостик.) Мышка натуральная. Мясная… (Нюхает мышку, поддразнивая Волка.) Сколько витаминов!.. Сколько протеинов…

 

Пашушаня подходит к двери, распахивает её и швыряет мышку как можно дальше от логова.

 

Ы-ых!..

ВОЛК. Мясо! (Бросается в дверь и исчезает.)

ПАШУШАНЯ. Шо и требовалось доказать. Ну, пошли, козюля, пока этот обормот не вернулся.

КОЗА. Не пойду я никуда, сколько можно повторять.

ПАШУШАНЯ. Вона чё… Ну, хорошо. Ноги моей больше тут не будет!.. Хотела как лучше, а вышел шиш с кукишем. (Уходит.)

 

Картина двенадцатая

 

Входит Пахом. Садится за стол и достаёт маленькую гармонику.

 

ВОЛК. Пашушаня где?

КОЗА. Пошла в деревню по чердакам детей пугать.

ВОЛК. Ну да, работа есть работа. Вот, гармошку свою достал… Я ведь иногда стихами баловался. Частушки сочинял. Хочешь послушать?

КОЗА. И что же ты с мышкой сделал?

ВОЛК. Отпустил. Не веришь?..

 

Коза отрицательно мотает головой.

 

Тогда чего спрашивать. (Разворачивает гармонику и начинает петь.)

Отчего не верят волку,

Ни коза, ни пёс Трезор.

КОЗА (отвечая песней).

Потому что ночью снова,

Он пролез через забор.

ВОЛК.

Все грехи у волка в прошлом,

Стал весёлый он добряк.

КОЗА.

Только жаль никак не может

Быть он добрым натощак.

ВОЛК (глядя на Козу с обидой).

Даже мыши не обидит,

Не раздавит паука.

КОЗА.

Но когда никто не видит,

Может скушать и быка.

 

Обиженный Волк откладывает в сторону гармонику и достаёт у себя из-за пазухи мышку.

 

ВОЛК. Я знал, ты мне не поверишь… Вот, смотри! Жива твоя мышка… (Подносит её к норке в стене и отпускает.) Вот, даже хлебных корочек ей положу. Пусть кушает, мне ведь не жалко.

КОЗА (растроганно). Ах!.. Прости меня, Пахом! (Обнимает его.) Я так рада, что не ошиблась в тебе. Ты самый добрый и самый красивый в мире волк!

ВОЛК (смущённо). Ладно, чего уж там… Не такой уж я и красивый… Хотя и добрый, чего скрывать.

 

В окне появляется голова Пашушани.

 

ПАШУШАНЯ (зло). Што, голубки, милуетесь?

КОЗА. Ой!.. (Краснеет от смущения.) Волк песню свою пел… А мне так понравилось, так понравилось…

ПАШУШАНЯ. Вы тут песенки поёте, а Багратиона уже на живодёрню повели.

КОЗА. Как это на живодёрню?

ВОЛК. Коня?!

ПАШУШАНЯ. Коня, коня. Охочник на него осерчал. Што ж ты, говорит, обманул меня, в овраге сказал волк прячется, а там никого. Придётся, говорит, с тебя шкуру содрать, и колбасу из тебя сделать!

КОЗА. Это я виновата. Багратион меня спасти хотел. Я пойду к главному охотнику и попрошу отпустить Багратиона.

ПАШУШАНЯ. Ты што, козюля, он и с тебя шкуру сдерёт!

ВОЛК. Эх, Марта, моя тут вина. Поймал бы меня, ничего бы и не было. Пойду охотнику сдаваться.

КОЗА. Нет уж, тогда вместе пойдём.

ПАШУШАНЯ. Вы што, оба рехнулись?! Багратиона не спасёте и себя сгубите. Тут надо обмозговать, как половчее всё устроить.

ВОЛК. Да чего там мозговать: я мимо окон пробегу, охотник за мной. Я в лес: петлять, следы путать. Ну, а вы в тот момент Багратиона из сарая на волю. Вот и весь план.

КОЗА (восхищённо). Вот ведь, ещё и умный какой!

ПАШУШАНЯ. Голова! А я думала, волки только жрать горазды.

ВОЛК (смущённо). Да ладно уж, чего там…

КОЗА (Пашушане). Вот видишь, как легко можно составить о ком-то неправильное мнение… (Вдруг вспомнила что-то.) Ой! А вдруг Пахома поймают?

ПАШУШАНЯ. И чё жа такого…  (Осеклась.) Я говорю, и чаво жа делать тогда?

ВОЛК. Не поймает. В овраге за большим камнем есть глубокая нора ― об ней ни одна душа не знает. Я там отсижусь, а он пускай по лесу рыщет.

КОЗА. Вот и ладно. Давайте обнимемся перед трудной дорогой ― и в путь.

ПАШУШАНЯ. Ну вот ишшо ― с волком обниматься! (Отходит в сторону.)

ВОЛК. Ладно, без телячьих нежностей обойдёмся.

КОЗА. Ну, как скажете.

 

Коза выходит из логова, а следом за ней Волк.

 

ПАШУШАНЯ. Это хорошо, што волк про нору проболтался. Та-ак… (Чешет затылок.) Как бы охотнику об этом рассказать?.. (Уходит.)

 

Картина тринадцатая

 

Деревенский сарай, к которому привязанный стоит конь Багратион. Он очень печален.

 

КОНЬ (декламирует). Где же ты, дорогая коза? Где твои голубые глаза?.. (Поёт.)

Уже который день и ночь

Я не могу ни пить, ни кушать.

Никто не может мне помочь,

И настроение улучшить.

 

Где же, где же ты, коза?

И улыбка, и глаза?

Позабыть тебя нельзя.

Неужель тебя не встречу

Возле нашего пруда?

Неужель тебе навстречу

Не помчусь я никогда?

 

Ах, любимая коза,

Ах, красавица-краса,

Ты в ночи моя звезда!

 

Появляется Коза.

 

КОЗА. Багратион!

КОНЬ. Марта!

КОЗА. Живой! Родненький мой!.. (Обнимает Коня.) Вы уж простите, что вас в такую беду втравила… Ой, погодите сейчас отвяжу… (Отвязывает Коня.)

КОНЬ. При чём здесь вы, я сам виноват.

КОЗА. Да в чём же ваша-то вина?

КОНЬ. Как в чём ― влюбился как глупый жеребец.

КОЗА. Опять вы меня смущаете. Вы уж простите, что в такую ловушку вас заманила…

КОНЬ. В какую такую ловушку?

КОЗА. Ну, охотник ведь поймал вас и сюда привязал?

КОНЬ. Нет, меня Пашушаня привязала. Ты, говорит, тут обожди, я к тебе козюлю твою приведу.

КОЗА. Ох, как же так!.. А на живодёрню охотник вас не собирался вести?

КОНЬ. Зачем?

КОЗА. Колбасу из вас делать.

КОНЬ. Вот уж не позволил бы никому делать из себя колбасу!

КОЗА. Ох, опять эта Пашушаня всех за нос водит…

 

Слышен лай собак и топот копыт, словно кто-то проскакал мимо.

 

А зачем же тогда охоту за волком устраивать?..

КОНЬ (с иронией). За «волкодавом»?

КОЗА. Он очень добрый, но одинокий. Вы бы с ним обязательно подружились.

КОНЬ. Значит, он не обижал вас?

КОЗА. Что вы, он мухи не обидит.

КОНЬ. А мне Пашушаня сказала, он вас силой держит. Я говорю, отведи меня к логову, я буду сражаться за Марту. А она говорит, подожди, скоро волк сам охотнику в лапы попадётся. Ну, я и ждал.

КОЗА. Ой, чует моё сердечко, беда к нам торопится…

 

Из-за сарая выскакивает запыхавшаяся Пашушаня, словно она спасалась от кого-то.

 

ПАШУШАНЯ. Всё!.. Бежим!.. Давай, коняка, вези козу куда подальше отсюдова.

КОЗА. Погоди, Пашушаня, пока не объяснишь, что здесь происходит, я никуда не пойду. Где Пахом?

ПАШУШАНЯ. В норе, наверное.

КОЗА. А ты почему запыхалась?

ПАШУШАНЯ. От охотника бежала. Чё ты привязалась?

КОЗА. Обманываешь ты нас, вот потому и привязалась. Охотник должен был за волком гнаться, а не за тобой.

ПАШУШАНЯ. Для вашей пользы и обманываю. Вы теперь вместе, волк в норе ― чиво ишшо надо. Смываться надо!

КОНЬ. Так поступать неприлично.

ПАШУШАНЯ. Ой, какие мы чистюли!.. Бежим, а то щас охотник сюда нагрянет. Он этой дорогой всегда возвращается.

КОЗА. Пока не увижу, что волк цел и невредим, не успокоюсь.

КОНЬ. Марта, я буду с вами.

ПАШУШАНЯ. Ну и дурни вы! Ох, глядите, охотник живо из вас колбасу наделает… Ну и пропадайте, как мухи в паутине! (Исчезает.)

 

Картина четырнадцатая

 

Слышится голос Охотника: «Давай-давай, шевели лапищами!.. Тоже мне санитар леса!..»

 

КОНЬ. Мне кажется, лучше спрятаться.

КОЗА. Вы умный, вам виднее.

 

Конь и Коза прячутся за сараем.

Появляется Охотник, который ведёт за собой связанного Волка. На плече Охотника ружьё, аркан, на поясе патронташ, ягдташ ― в общем, в полной боевой экипировке.

 

ОХОТНИК. Свалился ты на мою голову… Стой. Стой, говорю! Почти пришли уже, давай передохнём.

ВОЛК. Не буду я отдыхать ― веди на расправу!

ОХОТНИК. Ишь ты, герой отыскался. А вот я с тебя шкуру спущу.

ВОЛК. Ну и хорошо.

ОХОТНИК. Чучело сделаю и в музей продам. Все будут на тебя пальцем тыкать и зубоскалить: «Какой волк глупый, разрешил чучело из себя сделать!» Ты такого позора хочешь?

ВОЛК (обречённо). Мне уже всё равно… Веди на расправу.

ОХОТНИК. Во! Я тебя в зоопарк продам. Будут там детишки тебе в клетку конфеты бросать, мандарины… шоколадки…

ВОЛК. Брр! (Его передёргивает от одной мысли о такой еде.)

ОХОТНИК. Ага, боишься!.. А кто и жвачку бросит. Или чупа-чупс в обёртке.

ВОЛК. У-у-у! (Начинает выть.)

ОХОТНИК. Ну-ну, хорош выть… Кому говорю!.. (Целится в него из ружья.) А то ведь из ружья пальну.

ВОЛК. У-у-у!

ОХОТНИК. Нарочно ты, что ли? Ну, держись, волчара. Стреляю!..

 

Выбегает Коза и встаёт между Волком и Охотником.

 

КОЗА. Пожалуйста, прошу вас! Не стреляйте!

ОХОТНИК (удивлённо). Ух ты, Марта! Ты же ведь бабки Матрёны коза?

КОЗА. Да, бабки Матрёны. Но теперь я сама по себе… Я за счастьем пошла.

ОХОТНИК. За счастьем. А бабка Матрёна убивается, места себе не находит. Давай-ка я тебя к Матрёне отведу…

ВОЛК. А как же я?

ОХОТНИК. А ты в лес иди, зайцев гоняй.

ВОЛК. А зачем же тогда меня ловил?

ОХОТНИК. Я охотник, я должен кого-то ловить. Тем более на твою нору меня какая-то лохматая собака вывела. Странная такая: то на двух лапах бежит, то на четырёх…

КОЗА (догадавшись). Пашушаня! Ах, негодница.

ВОЛК. А я-то думал, ты меня выдала.

КОЗА. Что ты, Пахом. Мы с Багратионом тебя на полянке ждали.

ОХОТНИК. Ну всё, пошли к Матрёне. Она сегодня обещала оладушек из тыквы напечь. Со сметанкой и со сливочным маслом.

ВОЛК. А как же я?

КОЗА. Волка надо с собой взять. Я бабке Матрёне всё объясню, она женщина умная, поймёт.

ВОЛК. Во-во, я ведь не какой-то разбойник, я могу и дров наколоть. Даже на цепи могу посидеть вместо пса.

ОХОТНИК. Ну и дела!..

 

Из-за сарая выходит конь Багратион.

 

КОНЬ. И-и-и я могу сено возить, огород копать, тыкву выращивать. Иго-го!..

ОХОТНИК (шарахаясь от Коня). Ух ты! Ну и денёк сегодня…

 

Видно, что, оказавшись в окружении троих животных, Охотник чувствует себя неуютно.

 

Честно говоря, я охотником стал из-за того, что в детстве темноты боялся. С ружьём как-то спокойнее…

ВОЛК. Ладно, охотник, будешь теперь ворон распугивать с огорода.

КОЗА. И с садовыми вредителями бороться. И заживём мы все вместе счастливо-счастливо, как в сказке! (Поёт.)

Счастье я найти хотела

Там, за Тридевять земель,

Но под носом просмотрела

Самых преданных друзей.

ВОЛК (поёт).

Нет милей козы на свете! ―

Вся душа моя поёт,

Словно птичка на рассвете,

И на сердце тает лёд.

КОНЬ (поёт).

За любимой, за козою

Я на край земли пойду,

Гривой от снегов укрою

И все беды отведу.

ВСЕ (поют).

Будем жить мы очень дружно,

Без обид и глупых ссор!

Ну, а если будет нужно,

Из избы погоним сор!

 

Все уходят. Из-за сарая вылезает Пашушаня.

 

ПАШУШАНЯ. Ну, и где оно счастье твоё? Как жила у бабки Матрёны в своём Бубенцово, так там и осталась… Ладно, пойду гляну чего там у них такого невозможного. Может, и меня чем угостят?.. (Уходит.)

 

ЗАНАВЕС